kimura (kimura) wrote,
kimura
kimura

Categories:

Нагорный Карабах и проект «Большое Черное Море»



Разбалансировка армяно-азербайджанских отношений требует осмысления, и помещения ее в контекст общемирового событийного ряда. Причем событийный ряд не может ограничиваться несколькими месяцами и даже годом. Следует заглянуть поглубже в временную «воронку», может тогда что-то и разглядим.

Я уже в каком-то виде пытался провести осмысление ситуации в одном из предыдущих постов http://kimura.livejournal.com/65613.html. В посте я отметил, что поджигание границ РФ хорошо вписываются в обновленную стратегию сдерживания США России. Обновление стратегии потребовали действия России на Украине в 2014-2015 гг., об этом в августе прошлого писали аналитики Stratfor http://inosmi.ru/world/20150824/229833532.html/. Стратегию сдерживания в этом посте я раскрывать не буду, отложу на ближайшее будущее. Только отмечу то, что применение данной стратегии в отношении российского государства американцы не прекращали никогда, даже после распада СССР. Также в том посте я предположил, что вскрытие карабахского «гнойника» выгодно Турции в качестве рычага давления на Россию.

В этом посте я хочу осмыслить ситуации немного под другим углом. И в этом мне поможет другой доклад того же аналитического центра Stratfor, автор доклада Джордж Фридман. В августе 2015 года я писал об этом докладе в своем посте «Черноморская стратегия, начало реализации?» http://kimura.livejournal.com/3430.html. В посте рассматривал череду визитов высокопоставленных чиновников США в Азербайджан сквозь призму этого доклада. Доклад вышел в октябре 2014 года под названием «Украина, Ирак и черноморская стратегия США» http://globalconflict.ru/foreign-media/80834-ukraina-irak-i-chernomorskaya-strategiya-ssha-stratfor-ssha.

Давайте пробежимся по докладу, соотнесем с событиями настоящего и попытаемся сделать выводы. Итак, начнем. В преамбульной части к докладу говорится о попытке увязывания в единую концепцию действия при ответе на несколько вызовов.



Далее авторы доклада раскрывают, какие театры военных действий им требуется рассматривать целостно. Этими точками интереса для США является Россия и ИГИЛ.



Затем в докладе достаточно подробно описывается динамика развития конфликтности в двух регионах и то, как на них реагировала США. В конце концов, авторы подводит к тому, что американцам требуется уделять значительные усилия на изменение регионального баланса сил в указанных регионах. И возможные контуры по изменению этого баланса приводятся в докладе:



Авторы осмысливают Кавказский регион следующим образом:



Stratfor делает упор на уход джихадистов с Северного Кавказа в Грузии и Азербайджан, а также на блокировании стратегических интересов Ирана к северу от своей границ. Значительное влияние придают связке Грузия-Азербайджан. При этом стратегический вес в паре придается Азербайджану, как противовес Ирану и «джихадистам», то есть выдавливание их обратно в Россию. Немного ни мало Азербайджан называется «восточным якорем» Большого Черного моря. Отмечу, что вводится термин Большого Черного моря, как аналог термина Большой Ближний Восток.



Турция обозначается, как стратегический партнер.



Стоп, давайте остановимся и соотнесем изложенное в докладе октября 2014 году с реальностью апреля 2016 года, а потом продолжим цитирование. Смотрите, на тот момент не совсем было понятно, что имелось в виду под приведением в соответствие американских и турецких стратегий, и что подразумевалось под политическими сдвигами. На данный момент понятно многое, Турция, сбив российский штурмовик, сделала колоссальный политический сдвиг в антироссийскую сторону. Политические и экономические взаимоотношения России и Турции до инцидента с натяжкой можно назвать чуть ли не стратегическими. Турецкая элита не могла не понимать, что их откровенно враждебный шаг от этих отношений не камня на камне не оставят. И что-то же должно было подтолкнуть элиту к такому действию, то есть это элита должна была почуять приобретения, которые с лихвой бы компенсировали издержки от таких действий. Фридман прямо говорит: «… нужно пересмотреть свои стратегические отношения». И какие же «черноморские реалии» смогла преподнести американская сторона, что турки сломя голову побежали в ее объятия? Вопрос очень интересный, но реальность спустя 2 года такова, как ее нарисовал Джордж Фридман.

Теперь ключевая роль Азербайджана. Турция само по себе имеет огромное влияние на Азербайджанскую элиту. Я это уже как раскрывал в одном из своих предыдущих текстов http://kimura.livejournal.com/65613.html. Реалия сегодняшнего дня говорят о том, что Азербайджан, как «восточный якорь» имеет характер не только антииранский характер, но и как дестабилизирующий фактор всего Кавказа. Дестабилизация Кавказа никак не выгодна РФ, поэтому специфика Азербайджана, как «восточного якоря» в риторике Фридмана не может не затрагивать безопасность РФ.

Продолжим рассмотрение доклада.В докладе подчеркивается активная роль Румынии.



Отмечу, слова Фридмана США нужна Румыния, как звено «сдерживания русских» в Черном море. Причем она рассматривается не только как морская, но и авиационная база для действий в регионе.



И вот здесь мы видим ключевой тезис доклада. Фридман проговаривается - стратегическое целеполагание должно концентрироваться на России, а Ирак-Сирия это второстепенная задача. Американцы должны вовлечь Румыния к более глубокому сотрудничеству с Турцией на антироссийской основе. Давайте пока остановимся и поразмыслим. Тезисы Stratfor по поводу политических сдвигов Турции и Азербайджана (еще под вопросом, но многое об этом говорит) с целью создания антироссийских якорей в черноморской стратегии США обретают реальные очертания. Поэтому мы можем предполагать, что политика Румынии по отношению к России может в ближайшем будущем стать более враждебным. И тут, как мне кажется, ключом к такой трансформации Румынии является Молдавия. А Молдавия – это автоматически размораживание конфликта в Преднестровье, при размораживании конфликта туда не может не вмешаться современная Украина. И тот политический кризис, который уже на протяжение многих месяцев раскручивается в Молдавии уже предстает в другом свете. И прошедший в прошлом месяце митинг в Кишиневе с лозунгами «Великая Румыния» в том числе может говорить о размораживании конфликта в Преднестровье.


https://lenta.ru/news/2016/03/27/kshnv/

Фридман прорисовывает стратегическую цель проекта Большое Черное море.



Итак, альянс Междуморье от Балтики через Черное море к Каспию. И оставшаяся часть линии действительно появляется, тут Фридману в проективном мышлении не откажешь.



Глава Stratfor прямо заявляет о новой холодной войне. Он не просто заявляет, а говорит как ее вести.



Сфокусировка стратегического мышления произошла, связность американского мышления обрела реальность. И последовательность американской стратегии уже начинает трансформировать реальность черноморского региона. И эти трансформации по русскую душу.



Глядя, на диспозицию в черноморском регионе на текущий момент ясно, что американский субъект основательно взялся за объект. И тут я не могу не согласиться с Фридманом в том, что проект Большое Черное море должен адекватно осмыслен российским экспертным сообществом, требуется значительно шире взглянуть на события в Нагорном Карабахе. И "для этого нужно привести восприятие в соответствие с быстро развивающейся реальностью", и данный текст является скромной попыткой в этом помочь



Tags: "Большое Черное море", stratfor, Концептуальная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →